Поддерживая огонь

Татьяна Синица
 

Всё глубже погружаясь в практику работы с детьми с особенностями развития, сравнивая различные подходы и методики, я прихожу к выводу, что первое и самое необходимое в работе с этими детьми – это общение или коммуникация.
Никакая реабилитация и коррекция не приведут к эффективным устойчивым переменам в развитии ребенка, если его рассматривают как испорченный, неправильный организм, а не как человека, который растёт, и который попал в сложнейшие условия для своего роста, развития своей личности, индивидуальности.

 

Казалось бы, что тут нового и уникального я сказала?
Совсем не удивлюсь, если услышу в ответ: "Ничего оригинального, что тут новенького, это и так понятно".
А я всё же будут настаивать на внимательном рассмотрении этой темы.
А всё ли здесь ясно и понятно?
А вы уверены, что общение – это легко и просто?
А вы уверены, что вы действительно общаетесь со своими близкими и дорогими людьми?
А вы уверены, что вы понимаете даже своего нормотипически развивающегося ребенка, с которым на самом деле достаточно просто договориться? Но всегда ли это происходит?
А если ребенок имеет отклонения от типичного развития, то как найти общий язык?
И если ребенок имеет проблемы в развитии, то не подменяете ли вы общение уходом за ним, навязыванием развивающих, коррекционных занятий?
А насколько вы учитываете его желания, ориентируетесь на развитие его собственной мотивации?

 

Когда я изучаю технологии работы с детьми с особенностями, которые пришли к нам из так называемого "дальнего зарубежья", то понимаю, что по глубине задумок отечественные разработки не менее интересны и эффективны. НО, НО НО!!! Не хватает важнейших практических наработок из области общения и включения ребенка в реабилитацию через общение. Катастрофически не хватает хорошего общения специалистов с родителями этих детей (а это в целом отдельная тема для обсуждения), не хватает хорошего общения специалистов друг с другом.

 

Большое дело в нюансах отношения к ребенку, к качеству взаимодействия, и снова же, к общению.
К огромному сожалению, основная проблема практики отечественной дефектологии заложена уже в названии "дефектология", ориентация на дефект и его исправление. Это часто является основой так называемого объектного отношения к ребенку с особенностями развития. "Я буду тебя исправлять, я знаю как, ведь я все знаю про дефект!"
Так и хочется спросить, а прежде чем заявить какую-то коррекцию, исправление, что ты узнал про этого ребенка как человека, и хочешь ли узнать?

 

Совсем другая позиция и отношение – "Тебе сложно, я хочу помочь тебе, и даже если я пока не знаю как..."
"Я хочу узнать тебя, твои предпочтения, твои желания, твоё мнение"
"Я готов услышать тебя"
"Я хочу рассказать тебе и о себе"
"Я хочу поделиться с тобой своими умениями"
"Я буду рад твоим умениям"
"Я хотел бы найти такой способ жизни, чтобы нам вместе было интересно и хорошо"
"Давай научимся помогать друг другу жить в этом непростом мире".
И только в этом случае любая хорошая методика коррекционной развивающей работы и реабилитации будет работать на ребенка, на его развитие, будь то нейропсихология или сенсорная интеграция, прикладной анализ поведения или реабилитация через физическую активность, театр, музыку, иппотерапию и др.

 

И здесь большое поле не только для общих рассуждений, но и для поиска и отработки конкретных способов решения. Поле большое, непаханое :)